Идеи правды и мира против информационной войны

Киреева Мария Михайловна, магистрант Пензенского Государственного университета историко-филологического факультета

Присоединяясь к каждому слову участников конференции, в частности – панельной дискуссии «Современные тенденции искажения истории Второй Мировой войны», хотелось бы прокомментировать, дополнить позиции коллег, а также, пытаясь подытожить, отметить и несколько кругов проблем, имеющих непосредственно с нашей темой.

Во-первых, причины искажения истории данного периода. Неоднократно было отмечено и докладчиками-участниками конференции, что имело место быть международная обстановка – холодная война между СССР и западным миром, а затем после распада СССР и глобализация и период 1990-х годов ХХ века, где включение уже Российской Федерации в этот процесс сыграло большую роль на внутреннее информационное поле, которое в корне поменялось в разных направлениях.

Все же стоит отметить, что историю именно этого периода мы склонны недооценивать, чтобы понимать, откуда же идет больше всего искажений, и больше причина искажения истории, на наш взгляд, это скорее внутренняя, а не внешняя, основная проблема в периоде 1990-х годов ушедшего века.

Во-вторых, это соотношение «культуры памяти» о Великой Отечественной войне в советский период истории и период современный. Сегодня кажется, что нужно много разных памятных дат, отсылающих нас к легендарному, героическому, хоть и страшному прошлому, чтобы нынешнее молодое поколение не забывало, какой ценой и ради чего были отданы миллионы жизней отечественных и зарубежных воинов и мирных жителей. Однако, стоит с этим не согласится лишь по одной причине. До 1965 года День Победы 9 мая не праздновался вовсе и 22 июня помнились всем миром без излишних дополнительных напоминаний, это было как само собой разумеющейся и проблемы «вечного напоминания» о войне не было столь вопиющей, как сегодня. Информационное пространство на тот период – начиная от воспитания в семье и школе и заканчивая общим состоянием в стране, было достаточно однообразным, стоит это заметить, возможно, это тоже сыграло свою роль в содержании информационного пространства. Не нужно ли нам задуматься о том, что мы остро нуждаемся не в столь как нахождении новых дат, сколько в нахождении новых подходов к старым проблемам? Ведь сегодня информационное поле имеет немного другие черты, особенно в России.

В-третьих, т.н. «научно-национальное» соотношение пропаганды пострадавших сторон во Второй Мировой войне. Как выше отмечалось, в России в советский период было однообразное единое информационное поле, что позволяло многим народам чувствовать себя одним целым, особенно при упоминании Победы над Германией 9 мая 1945 года, и проблемы такие, как блокада Ленинграда, жизнь людей в оккупированных территориях СССР, партизанское движение, геноцид народов и уничтожение узников концентрационных лагерей не вызывали ни у кого каких-либо сомнений в их наличии, а также – и преувеличения потерь одной стороны над другой: все пострадавшие народы понимали свою боль потери и знали о боли другого народа, порой понимая ее без слов. И такое было само собой разумеющимся, как выше отмечалось, начиная от воспитания в семье и школе и заканчивая общим состоянием в стране. То есть, государство, школа и наука были в синхронном едином тандеме, где одно сторона помогала другой и была налажена прямая и обратная связь. Сейчас мы видим множество необычных разногласий на этот счет.

Чем дальше идет наша история, тем больше многого уходит безвозвратно в прошлое, которое уже не вернуть. Чем больше мы узнаем историю данного периода и чем ближе мы к современности, тем больше мы с ужасом поймем, что каждый день будут рождаться все новые и новые мифы о войне, фальсификация и ее искажение. Мирное сотрудничество, научная и достоверная правда смогут уберечь нас от новых волн информационной войны. Пользуясь «затишьем», мы должны знать, что именно эти проблемы, что имеем, мы обязаны принимать, какие они есть, и решать, ибо идеи мира и правды сильнее информационной войны!